Головна | Афіша | E-FreeLibrary | Каталог | Блог | Контакти
Головна Творча лабораторія для фахівців Поради методиста Літературно-мистецька світлиця “Ясні зорі, тихі води неньки-України”

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Творча лабораторія для фахівців - Поради методиста

Ярмоленко О. Літературно-мистецька світлиця “Ясні зорі, тихі води неньки-України” : сценарій заходу, присвяченого художнику Архипу Івановичу Куїнджі / О. Ярмоленко. — Миколаїв : ОБЮ, 2006.

Програма

1. Біографічний калейдоскоп “Таємниці біографії художника з Донеччини”.
2. Музично-поетична композиція “Майстер світла”.
3. Експрес-бенефіс “Педагог і меценат”.
4. Заключне слово “Досягнувши недосяжного”.
5. Огляд літератури “Оспівана в фарбах ненька Україна”.

Сценарій

1-й ведущий

Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня мы познакомим вас с человеком-загадкой, многие факты биографии которого и сейчас остаются туманными. Имя Архипа Ивановича Куинджи, мастера пейзажа, сопровождается множеством легенд, потому что документальных свидетельств о его рождении, обучении к становлении как художника практически не сохранилось. Кто Куинджи по национальности — грек, турок, русский, украинец? Когда он родился и какая его настоящая фамилия? Как бедный мальчик-сирота стал очень состоятельным меценатом? Почему, достигнув небывалой популярности, замолчал на три десятилетия? Вопросов и сегодня больше чем ответов.


2-й ведущий

Тайны начинаются с даты его рождения. В Центральном государственном историческом архиве в; «деле Куинджи» хранятся 3 его паспорта с датами рождения 1841, 1842 и 1843 год. Число и месяц в них тоже указаны разные. Но и точная фамилия художника неизвестна: в метрике значится фамилия Еменджи, в виде на жительство в Петербурге — Куюмджи, а в паспорте —  Куинджи.

1-й ведущий

Что же известно достоверно? Родился Архип в мариупольском предместье —  деревне Карасевка (Донецкая область) в семье грека-сапожника и хлебопашца Ивана Христофоровича, а его дед был золотых дел мастером. В 1845 году неожиданно умирает отец, а вскоре и мать. Осиротевших Архипа и его брата Спиридона забрали на воспитание родственники.

2-й ведущий

Кажется, что свой уникальный живописный дар маленький Архип получил от Бога: по воспоминаниям школьных товарищей из городской школы, которую он посещал до 10 лет, он постоянно рисовал, но буквы писал с трудом. Ввиду бесполезности учения мальчика определили сначала к строительному подрядчику, где он вел записи приема кирпича, а затем к хлеботорговцу. Но каждую свободную минуту он рисовал на клочках бумаги, на стенах кухни, где жил. И уже первые мальчишеские наброски приводили взрослых в восторг. Знакомый его хозяина-хлеботорговца как-то посоветовал ему: «Послушай, тебе надо пробиться к господину Айвазовскому. Замечательный художник! И живет недалеко — в Феодосии. Может, он согласится учить тебя рисованию?». Кроме доброго совета Архип получил рекомендательные письма: к прославленному мастеру и к Адольфу Ивановичу Фесслеру, работавшему и одновременно учившемуся у Айвазовского.

1-й ведущий

1855 год явился рубежом в биографии еще юного Куинджи, когда он пешком отправился из Мариуполя в Феодосию. Но учился ли он у Ивана Константиновича Айвазовского — неизвестно: нет документов ни подтверждающих, ни опровергающих эту версию. По всей видимости, начальные уроки живописной грамоты он получил все-таки у Фесслера. Но влияние Айвазовского на стиль молодого Куинджи было несомненным. А было ли это результатом обучения или подражания своему кумиру — еще одна тайна.

2-й ведущий

Далее сведения о художнике еще более отрывочны: вернувшись снова в Мариуполь, Архип работает в фотографическом ателье своего старшего брата. Получив профессию ретушера, едет в Одессу, где художественная жизнь была более интенсивной. В Петербург Куинджи прибыл с надеждой поступить в Академию художеств, но и там он работал ретушером, а все свободное время с 4-х до 10 утра отдавал рисованию.

1-й ведущий

Куинджи дважды пытался поступить в Академию художеств, но не был принят из-за слабой подготовки. Когда именно он стал студентом Академии художеств, неизвестно: по одним данным, в начале 60-х гг., по другим — после 1866 года.  Но уже в 1868 году он был допущен на академическую выставку с картиной «Татарская сакля», за которую получил звание неклассного художника (низшее звание в академической табели о рангах) и стал вольнослушателем академии. Здесь он знакомится с И. Крамским, В. Васнецовым, В. Маковским, В. Поленовым, И. Репиным, М. Антокольским. Его все любили и считали человеком «с душой нараспашку». Друзья ценили его ум: Репин считал, что Куинджи — гений-изобретатель, который «шел от своего природного ума, верил только в свои личные воззрения на искусство», а Крамской называл его «наш глубокомысленный грек». Но те же друзья отмечали, что «он был с большими недочетами в образовании, варварски не признавал никаких традиций». Действительно, Куинджи считал, что вся живопись, которая была до него, устарела, и необходимо изобретать что-то свое.

2-й ведущий

Молодой Архип экспонирует свои роботы на академических выставках. В ноябре 1871 года была выставлена его «Осенняя распутица». Именно эта картина положила начало реалистическим работам художника. Мы видим мглистое дождливое небо в легких переливах серого цвета, погруженные в воздушную среду необъятные горизонты, в туманном массиве которых легко намечены тающие очертания хат и цепочка тянущегося обоза. Трудно найти в то время произведение, которое бы более уныло, беспросветно отражало мрак российского бытия.

(Демонстрируется репродукция картины «Осенняя распутица».
Читается стихотворение С. Есенина
на фоне музыки Н. Паганини «Каприс для скрипки соло №3 ми минор»)


Неуютная жидкая лунность
И тоска бесконечных равнин,
Вот что видел я в резвую юность,
Что, любя, проклинал не один.

По дорогам усохшие вербы
И тележная песня колес...
Ни за что не хотел я теперь бы,
Чтоб мне слушать ее привелось.

Равнодушен я стал к лачугам,
И очажный огонь мне не мил,
Даже яблонь весеннюю вьюгу
Я за бедность полей разлюбил...

1-й ведущий

В 1870-1873 г.г. Куинджи часто посещает остров Валаам. Этот суровый и красивейший уголок земли называют Меккой русских художников. Только ступив на камни Валаама, он сразу понял, что это место сродни его духу, мыслям, сердцу: его натура была такой же могучей и стихийной.

(Читается стих М. Волошина
на фоне музыки П. Чайковского «Вальс. 2-я редакция»)


Над зыбкой рябью вод встает из глубины
Пустынный кряк земли: хребты скалистых гребней,
Обрывы черные, потоки красных щебней —
Пределы скорбные незнаемой страны.

Я вижу грустные, торжественные сны —
Заливы гулкие земли глухой и древней,
Где в поздних сумерках грустнее и напевней
Звучат пустынные гекзаметры волны...

2-й ведущий

Когда привезенные с Валаама работы были продемонстрированы на выставке в Петербурге, они сразу привлекли внимание. Возле них неизменно стояли посетители: спорили, восхищались, кто-то в недоумении пожимал плечами... Возможно, именно тогда Куинджи впервые поманила слава. Прямо с выставки было продано честному лицу изящное полотне «Ладожское озеро». Оно могло бы и затеряться, но спустя год Куинджи выкупил его обратно. Эта картина находилась в мастерской художника вплоть до его кончины.

1-й ведущий

А самая яркая работа художника — «На острове Валааме» — так понравилась Репину, что он написал о ней П. М. Третьякову: «Всем она ужасно нравится, и еще не дальше как сегодня заходил ко мне Крамской — он от нее в восторге». Истинно русским назвал этот пейзаж Ф. М. Достоевский: «На первом плане болото и болотная поросль, на заднем — лес; оттуда — туча не туча, но мгла, сырость; сыростью вас как будто проницает всего, вы почти ее чувствуете, и на средине, между лесом и вами, две белые березки, яркие, твердые, — самая сильная точка в картине. Ну что тут особенного? Что тут характерного, а между тем как это хорошо!..».

(Демонстрируется репродукция «На острове Валааме».
Читается стих М. Волошина на фоне продолжающейся музыки
П. Чайковского «Вальс. 2-я редакция»)


2-й ведущий

Моя земля хранит покой,
Как лик иконы изможденный.
Здесь каждый след сожжен тоской,
здесь каждый холм — порыв стесненный.

Я вновь пришел к твоим ногам
Сложить дары своей печали,
Бродить по горьким берегам
И вопрошать морские дали...

Этот пейзаж стал первой работой Куинджи, которую приобрел П. Третьяков для своей галереи.

1-й ведущий

В 1873 году Куинджи впервые выехал за границу, посетив Германию, Францию, Англию, Швейцарию и Австрию. На всемирной выставке в Лондоне за картину «Снег» он получил бронзовую медаль. Художник посещает выставки, галереи, музеи, знакомясь с мировыми шедеврами и работами современных авторов. Но не немецкое, не французское искусство не произвело на него впечатления, а поездка только укрепила в мысли, что для художника ценны родные мотивы. По возвращении в Россию он заканчивает начатую летом «Забытую деревню». Узнав от Крамского о задуманной товарищем картине, Репин пришел в восторг:   «Какую штуку откопал... идея бесподобна».

(Демонстрируется репродукция «Забытая деревня».
Читается стих Ф. Тютчева на фоне музыки П. Чайковского
«Времена года. Октябрь. Осенняя песнь»


Эти бедные селенья,
Эта скудная природа —
Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа!..

2-й ведущий

В этой картине — все тягучие ритмы и краски направлены на выражение убогости деревни, а природа воспринимается только в связи с мрачным, разоренным бытием человека. Именно этим полотном художник дебютировал на ІІІ-й выставке Товарищества передвижников в 1874 году.

(На фоне продолжающей звучать музыки демонстрируется репродукция  «Чумацкий тракт»)

И эту же тему он продолжил в «Чумацком тракте». В это время — в 1875 году — его принимают в члены Товарищества передвижников. Обличительность его творчества, его социальная «укоризна» достигают апогея. Б. М. Гаршин, увидев «Чумацкий тракт», написал: «Грязь невылазная, дождь, дорога, мокрые волы и не менее мокрые хохлы, мокрый пес, усердно воющий у дороги о дурной погоде. Все это как-то щемит за сердце».

1-й ведущий

В 1875 году Куинджи снова едет за границу, где главным предметом его изучения оказались импрессионисты. Вернувшись на родину, он увлекается проблемой воплощения воздушной среды: переосмысливает импрессионистскую пластику, сообщая цвету движение, но отказывается от интимности, свойственной импрессионистическому видению. Эта поездка изменила творческую ориентацию мастера: от обличительных произведений он совершает резкий поворот к «чистой поэзии», явно утверждая свою философию мира. Через три года, в 1878 году, в Париже открылась Всемирная выставка. В экспозицию были включены и работы Куинджи: «Забытая деревня», «На острове Валааме», «Степь» и «Украинская ночь».

(Демонстрируется репродукция «Украинская ночь»)
    
2-й ведущий

Небольшая по размерам (80 см в высоту и чуть более 1,5 м в ширину), «Украинская ночь» затмила все, что было на выставке, к ней было не протолкнуться. Чем же привлекла зрителей незатейливая композиция, изображавшая окутанное ночным мраком озеро, тополя, белые хаты, залитые лунным светом? Вероятно, этим самым светом, таинственно мерцающим из глубины ночи, обволакивающей все вокруг теплом и благоуханием.

(Звучит «Вальс до диез минор соч. 64 № 2» Ф. Шопена)

Живописец Нестеров писал: «Я совершенно растерялся, был восхищен до истомы, до какого-то забвения всего живущего знаменитой «Украинской ночью» Куинджи».

Помните не менее знаменитую поэму «Полтава» А. С. Пушкина?
Тиха украинская ночь,
Прозрачно небо. Звезды блещут.
Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух. Чуть трепещут
Сребристых тополей листы.
Луна спокойно с высоты
Над Белой церковью сияет...

1-й ведущий

Все предметы на переднем плане почти скрыты во мраке ночи, и, чтобы увидеть их, нужно внимательно приглядеться. Все внимание зрителя направлено на главное — освещенные луной крестьянские хаты. Но даже они написаны почти схематично, без лишних подробностей. Зритель подходил к картине, смотрел на нее, и в какой-то момент появлялось ощущение, что все в картине — живое: лунный свет струится и ежесекундно преображается; монотонно и завораживающе шумят стройные тополя; странно светятся белые стены мазанок. Художнику удалось невероятное — передать свет ночи.

(Читается отрывок из стихотворения П. Заболоцкого «Вечер на Оке»
на фоне продолжающейся музыки Ф. Шопена)


Из белых башен облачного мира
Сойдет огонь, и в нежном том огне,
Как будто под руками ювелира,
Сквозные тени лягут в глубине.

И чем ясней становятся детали
Предметов, расположенных вокруг,
Тем необъятней делаются дали
Речных лугов, затонов и излук.

Горит весь мир, прозрачен и духовен,
Теперь-то он поистине хорош,
И ты, ликуя, множество диковин
В его живых чертах распознаешь.

2-й ведущий

Именно с этой работы и началась «погоня Куинджи за светом». О нем так и говорили, что он — художник света. Окружающие считали, что ему ничего не стоит изображать свет бесконечно, настолько глубоко постиг он его таинственные законы. Вот что говорил его друг Репин: «Иллюзия света была его богом, и не было художника, равного ему в достижении этого чуда живописи».

1-й ведущий

Третьяков, до этого купивший для своей коллекции «На острове Валааме», «Забытая деревня» и «Чумацкий тракт», от «Украинской ночи» отказался. Кстати, когда Павла Михайловича Третьякова, выходца из купеческой среды, страстного собирателя, спросили, как он отбирает произведения для своей галереи, он ответил: «Много раз и давно думалось: дело ли делаю? Несколько раз брало сомнение — и все-таки продолжаю... Сотню раз беру ненужных вещей, чтобы не упустить одну нужную... На моем коротком веку так на многое уже изменились взгляды, что я теряюсь в решении: кто прав? — и продолжаю пополнять свое собрание...». Если существует в живописи «абсолютное зрение» или абсолютный художественный вкус, то им обладал Третьяков. Художники вспоминали, что когда на передвижных выставках зрители видели под несколькими картинами белую карточку с надписью «Приобретено Третьяковым», — это означало, что эти произведения — выдающиеся, потому что большего авторитета, чем Третьяков, не было.

(Демонстрируется фотография экспозиций
в залах Галереи при П. Третьякове)


А «Украинскую ночь» купил брат Павла — Сергей Третьяков.

2-й ведущий

В 1879г. состоялись две выставки передвижников, где Куинджи показал картины «После дождя» и «Березовую рощу». И если изображенный в «Березовой роще» Левитана пейзаж часто можно встретить в природе, то березовая роща Куинджи — это как бы экстракт реальной природы.

(Демонстрируются две репродукции картин «Березовая роща» —
И. Левитана и  А. Куинджи)


...Как пригожа березок гряда!
Бьет зеленый прибой у дороги,
Им без устали моет вода
Без того побелённые ноги.
(А. Прокофьев)

В работе Куинджи, которую купил Павел Третьяков, удивительным образом соединились реальность и условность, даже символичность: обычный березовый лес превратился в волшебное зрелище, его краски как будто пылают. Журналист и издатель А. Суворин высказал свое мнение: «Картина эта — невиданное еще нигде могущество красок. Впечатление от нее решительно волшебное: это не картина, а сама природа, перенесенная на полотно в миниатюре». В жизни Куинджи это была последняя передвижная выставка, после чего он вышел из Товарищества. Что же толкнуло его на этот шаг?

1-й ведущий

Поводом стала анонимная статья в газете «Молва», где было сказано, что он «перезеленяет свои картины» (имелись в виду «Украинская ночь» и «Березовая роща»). Может быть, статья прошла бы мимо внимания Архипа Ивановича, но выяснилось, что ее автор — член Товарищества, его конкурент М. К. Клодт. Куинджи потребовал его исключения из членов за этот анонимный враждебный выпад, но большинство художников-передвижников на это не пошли. Возможно, это был только повод, так как отношения мастера с остальными членами уже давно были не самыми лучшими. А истинная причина заключалась в другом — Куинджи исчерпал передвижническое направление и, как считали некоторые, изменил принципам Товарищества. Куинджи вышел из него, но поддерживал дружеские отношения со многими из его членов. Когда на ІІІ выставке художников-передвижников не было ни одной его работы, то «горевали даже те немногие, кто раньше не очень тепло относился к произведениям художника», — как отмечал П. Третьяков.

2-й ведущий

А самому мастеру выход из Товарищества словно придал силы, и в 1880г. он завершает главное «детище» всей своей жизни, еще до окончания которого разнеслись слухи о его феерической красоте.

(Демонстрируется репродукция «Лунной ночи на Днепре»)

По воскресеньям, еще продолжая роботу над картиной «Лунная ночь на Днепре», Куинджи открывал двери своей мастерской на 2 часа для своих друзей: И. Тургенева, К. Крамского, Д. Менделеева. К картине приценивался известный издатель и коллекционер К. Солдатенков. Но прямо из мастерской, еще до того, как она была выставлена официально, «Лунная ночь на Днепре» была куплена за огромные в то время деньги — 5 тыс. руб. — великим князем Константином Константиновичем. Готовое полотно было выставлено в зале Общества поощрения художников. Даже персональная выставка была в то время большой редкостью, а здесь — выставка всего одной картины! И не с историческим сюжетом, что тогда ценилось выше, а весьма скромный по размерам пейзаж! Неслыханно!.. Но к залу выстраивались длинные очереди, людей пускали в зал группами, чтобы избежать давки. Это был не просто успех, это была победа!

1-й ведущий

Куинджи всегда очень внимательно относился к экспонированию своих работ. Зная, что эффект лунного сияния в полной мере проявится при искусственном освещении, он велел задрапировать окна в зале и осветить картину сфокусированным на ней лучом электрического света. Посетители входили в полутемный зал, где на стене была расположена одна картина, и, завороженные, останавливались перед холодным сиянием лунного света. Более чем 2/3 холста художник отдал небу, и вся красота природы разворачивается как бы внизу, под ногами, ты словно сам ею управляешь и создаешь ее.

(Звучит «Увертюра» М. Дунаевского из к/ф «Мери Поппинс»)

2-й ведущий

Широкое, уходящее вдаль пространство. Равнина, пересеченная зеленоватой лентой тихой реки, почти сливается у горизонта с темным небом, покрытым рядами легких облаков. В вышине они чуть разошлись, и в образовавшееся окно, осветив Днепр, хатки и паутину тропинок на ближнем берегу, глянула луна. Ее сверкающий серебристо-зеленоватый диск залил своим таинственным сверкающим светом погруженную в ночной покой землю. Гладким зеркалом отражают этот свет воды Днепра. Из бархатистой синевы ночи белеют стены украинских хат. Стелющиеся по косогору хатки, кустистые деревья, корявые стволы — поглощены тьмой. К все в природе притихло, завороженное чудесным сиянием неба и днепровских вод. Яркий серебристый свет луны своим мерцанием превратил традиционный для пейзажей мотив с луной в притягательный, таинственный и многозначительный... Такой поэтически-взволнованный восторг, погружающий в раздумья о вечности и непреходящей красоте мира, до Куинджи вызывал только Н. Гоголь.

(Читается отрывок из «Майской ночи» Н. В. Гоголя
на фоне продолжающей звучать музыки М. Дунаевского)

1-й ведущий

«Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! Всмотритесь в нее. Необъятный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее. Горит и дышит он. Земля вся в серебряном свете; и чудный воздух и прохладно-душен, и полон неги, и движет океан благоуханий. Божественная ночь! Очаровательная ночь! Недвижно, вдохновенно стали леса, полные мрака, и кинули огромную тень от себя... Весь ландшафт спит. А вверху все дышит, все торжественно. А на душе и необъятно, и чудно... Божественная ночь! Очаровательная ночь!.. Как очарованное, дремлет село...».

2-й ведущий

Некоторые из посетителей пытались заглянуть за картину, чтобы найти там фонарь или лампу, а в картине отверстие. Но лампы не было, а луна продолжала излучать свой завораживающий свет. Высказывались предположения о каких-то необычных красках (зрители из «простых» уверяли друг друга, что существует специальная — лунная») и даже о странных художественных приемах, которые якобы использовал художник. Его пытались уличить в фокусах и даже колдовстве! П. П. Чистяков писал: «Все пейзажисты говорят, что эффект Куинджи — дело нехитрое, а сами сделать его не могут». А все газеты и журналы откликнулись восторженными статьями. Поэт Я. Полонский писал: «Положительно я не помню, чтобы перед какой-нибудь картиной так долго застаивались... Что это такое? Картина или действительность? В золотой раме или в открытое окно видели мы этот месяц, эти облака, эту темную даль, эти «дрожащие огни печальных деревень» и эти переливы света, это серебристое отражение месяца в струях Днепра, огибающего даль, эту поэтическую, тихую, величественную ночь?».

1-й ведущий

По словам Репина, люди «в молитвенной тишине» стоявшие перед полотном, уходили из зала со слезами на глазах: «Так действовали поэтические чары художника на избранных верующих, и те жили в такие минуты лучшими чувствами души и наслаждались райским блаженством искусства живописи».

Народ ломился в выставочный зал посмотреть самолично, удостовериться или разочароваться. Репродукции «Лунной ночи на Днепре» разошлись тысячами экземпляров. Слава и популярность Куинджи были настолько огромными, что ему подражали (как он когда-то Айвазовскому), его работы копировали. А продавцы художественных лавочек, стремясь побольше заработать, выдавали картины других мастеров за пейзажи Куинджи.

2-й ведущий

Великий князь Константин Константинович, купивший картину, даже отправляясь в кругосветное путешествие, не захотел расставаться с ней.  Тургенев, придя от этого в ужас, с возмущением писал Д. Григоровичу: «Нет никакого сомнения, что картина вернется совершенно погубленной благодаря соленым испарениям воздуха и прочему». Тургенев даже посетил великого князя в Париже, пока его фрегат стоял в порту Шербурга, и уговаривал того прислать полотно в Париж и оставить временно на выставке в галерее Зедельмейера. Но его попытки не увенчались успехом. Писатель оказался прав, пейзаж начал темнеть. Но лунная рябь на реке и, сияние самой луны настолько гениально переданы Куинджи, что и сегодня, глядя на это полотно, попадаешь во власть божественного.

1-й ведущий

А Куинджи после своего триумфа исчез. Не встречался с друзьями, не спешил в модные собрания, не шокировал более публику. Что же произошло? К началу 80-х г.г. 19 века он — не просто состоятельный, а очень богатый человек. Немалые деньги, полученные за картины, он к тому же очень выгодно вкладывал в недвижимость, имел 3 дома в Петербурге, купил с торгов доходный дом. Но затем в Крыму покупает участок возле поселка Кикенеиз, где со временем построил небольшое имение, в котором жил в уединении с женой.

Художник и искусствовед Александр Бенуа так оценил этот загадочный уход мастера: «В этом художнике крайне любопытна вся его очень сложная фигура: его правдивость, доходящая до дерзости, до грубости, его безусловная честность и в то же время его наклонность к дешевому эффекту, к театральным приемам...».

2-й ведущий

Возможно, мастер замолчал, потому что все его дальнейшее творчество могло бы и не вызвать того же  восторга, удивления и поклонения? Это подтверждают слова самого Куинджи, сказанные директору передвижных выставок Я. Д. Минченкову: «Художнику надо выступать на выставках, пока у него, как у  певца, голос есть. А как только голос спадет — надо уходить, не показываться, чтобы не осмеяли. Вот я стал Архипом Ивановичем, всем известным, ну, это хорошо, а затем я увидел, что больше так не сумею сделать, что голос стал как будто спадать. Но вот и скажут: был Куинджи и не стало Куинджи!». И художник предпочел остаться со своей уже завоеванной славой, автора  «Лунной ночи на Днепре».

1-й ведущий

Несмотря на отшельничество, а может благодаря ему, Куинджи работает с особым вдохновением, он написал серию больших полотен и сотни этюдов. Некоторые критики считают, что художник сочинял каждую свою картину «в голове» и писал по памяти, не пользуясь натурными этюдами, сам создавал образ и конструировал композицию. Как доказательство приводят «Березовую рощу» (1879), где это доведено почти до уровня схемы: смело «расставленные» стволы берез и проведенная почти с математической точностью в центре линия, по которой течет ручей. А в глубине ему уже заранее уготован художником разрыв между деревьями. Это было причиной обвинений Куинджи в театральности его творчества некоторыми критиками. А другие наоборот, считали это достоинством: видеть природу не только в реальной жизни, но и представлять себе ее внутренним взором, в воображении.

2-й ведущий

Проходит 4 года и фамилия Куинджи, несмотря на его уединенность, попадает на страницы газет, он становится героем сплетен и насмешек. Xудожник обвинил Руфина Судковсксго в плагиате.

(Демонстрируется «Ладожское озеро» А. Куинджи и две работы
Р. Судковского — «Штиль» (или под другим названием «Прозрачная вода»)
и «Тишь на море»)


В этот скандал были втянуты журналисты и художники, искусствоведы и организаторы выставок. Некоторые художники-передвижники поддержали прежнего соратника по товариществу, но большинство откровенно веселились:   «Куинджи заподозрил Судковского в похищении воды из Ладожского озера и в перенесении оной в Черное море. Свидетелями оного похищения были: Крамской, Репин, Волков и Максимов». В прессе появилось даже «обвинение» в стихотворной форме:
Взял у него небес клочок,
Четыре унции природы,
Бревно, булыжника кусок...
И ужаснулись все народы,
Заметя, что воды ушат
Судковским у Куинджи взят!..
    
1-й ведущий

Уже в 1893 году Куинджи принимает деятельное участие в подготовке реформы Академии художеств наряду с Репиным, Поленовьм, Третьяковым. Ему присваивают звание академика, а в 1895 году он соглашается на предложение стать руководителем пейзажной мастерской: то ли ему было интересно и он чувствовал в себе способности учителя, то ли из желания мелкой мести (до него руководителем в ней был Михаил Клодт, автор анонимной статьи).

К удивлению многих Куинджи оказался прирожденным педагогом. Николай Рерих считал, что «мощный Куинджи был не только великим художником, но также был великим Учителем жизни». Он выучил «целый полк» из 30 студентов, среди которых были К. Богаевский, А. Рылов, В. Пурвитис, Н. Рерих. Относился к ним по-отечески, никогда не отказывал в совете. Именно он показал им живую, постоянно меняющуюся, но всегда неповторимо прекрасную Природу.

Как вспоминает Рерих, Куинджи говорил: «Хоть в тюрьму посади, а все же художник художником станет». Но он же считал, что «если вас под стеклянным колпаком держать нужно, то и пропадайте скорей: жизнь в недотрогах не нуждается!». Увлеченность учителя темой мироздания поразила воображение Рериха и спустя годы перешла в его гималайские сюжеты.

(Демонстрируются репродукции А. Куинджи «Эльбрус днем» и «Вершина Эльбруса» и Н. Рериха «Сантана» и «Гималаи. Нанда-Дэви»)

2-й ведущий

У Куинджи были очень идеалистические представления о реформированной академии, но его ожидания во многом не оправдались. Поддержав студенческое выступление против ректора, был отстранен от преподавания уже в 1897 г., хотя и остался членом академического совета. Но своих студентов не оставил, довел их до диплома, после чего на свои средства повез их за границу: Берлин, Париж, Вена... Он пытался создать Союз художников на основе общества Е. И. Мюссара, которое занималось оказанием помощи художникам и их семьям, вошел в него со своими учениками. Но вскоре и вышел — после статьи о «засилье куинджистов».

Но желание меценатства оказалось сильнее: Архип Иванович учреждает 24 премии разного достоинства для весенних выставок студентов Академии, выделив на это из своего личного капитала 100 тысяч рублей Постоянными солидными взносами он поддерживал и студенческую кассу вспомоществования для нуждающихся.

1-й ведущий

Бурная педагогическая и благотворительная деятельность не мешали Куинджи заниматься творчеством. Он увлекся горными мотивами, которые притягивали его своей недоступностью. Освоив лунный свет, он приступил к солнечному и написал серию пейзажей с пылающим и сгорающим светилом. В 1901 году мастер решается показать некоторые свои работы небольшой группе специально приглашенных в мастерскую гостей. Сколько же мужества было в этом решении, ведь его работы не выставлялись уже в течение 20 лет!

Среди прочих картин Куинджи показал в несколько переработанном виде «Вечер на Украине» (первоначальный вариант экспонировался еще в 1878 г. под названием «Вечер»).

(Демонстрируется репродукция картины)

Крамской делился впечатлениями: «Что-то в его принципах о колорите есть для меня совершенно недоступное... Еще его «Лес» я могу понять и даже восхищаться, как чем-то горячечным, каким-то страшным сном, но его заходящее солнце на избушках решительно выше моего понимания. Я совершенный дурак перед этой картиной. Я вижу. что самый цвет на белой избе так верен, что моему глазу так же утомительно на него смотреть, как на живую действительность... Неужели это творчество? Короче я не совсем понимаю Куинджи».

2-й ведущий

Думаю, вы обратили внимание, что на всех самых знаменитых полотнах художник воспел поэтический образ именно украинской природы. Это «Днепр утром» и «Чумацкий тракт», «Вечер на Украине» и «Украинская ночь». И, конечно же, непревзойденная «Лунная ночь на Днепре».

Украинскую степь он мог изобразить и в пурпурном закате, и укрытую снегом, и умытую дождем, и в великолепном цветении тысячи весенних трав и цветов. Степь, море и небо — любимые пейзажные темы Куинджи, ведь именно они окружали его с детства, наполняли его фантазии и подпитывали воображение.

(Читается стих А. Прокофьева на фоне музыки
П. Чайковского «Времена года. Июнь. Баркарола»)


Здесь тишина. Возьми ее и трогай,
И пей ее, и зачерпни ведром.
Выходит вечер прямо на дорогу,
И месяц землю меряет багром.

... И мне видны расплавленные смолы,
И перелесок, спящий на боку,
За рощей лес, а за лесами долы,
И выход на великую Реку.

Все голубым окутано покоем,
И виден день, заброшенный в траву...
Вы спросите: да где ж это такое?
 А я не помню и не назову.

1-й ведущий

В 1909 гону Куинджи основывает независимое объединение художников — Общество своего имени, которому жертвует 150 тысяч рублей и 225 десятин земли в Крыму для создания творческой мастерской для молодых художников. Учредителями стали, среди прочих, Маковский, Рерих, Альберт Бенуа.

В 1910 году Общество насчитывало уже 101 художника, но из учеников Куинджи в него вошли немногие. Например, его ученик Богаевский высказался очень резко: «Это общество в конце концов будет иметь только одну цель:  поощрять и плодить бездарностей в искусстве». Но мнение Богаевсксго субъективно, а поступок Куинджи — благороден. В это же время врачи определили у мастера больное сердце, и уже 11 июля 1910 года в Петербурге художник умер.

Своей жене Вере он оставил небольшую пенсию, а основной капитал в размере 453 тыс. руб. и все свое художественное наследие — а это около 500 живописных работ и 300 графических, — оцененное в 500 тыс. руб., завещал Обществу художников им. Куинджи. Просуществовало оно до 1941 года, когда было закрыто.

2-й ведущий

В январе 1913 года в залах Академии художеств в Петербурге открылась посмертная выставка работ мастера. Кропотливый труд по разбору художественного наследия взяли на себя после смерти учителя его ученики и коллеги, им помогала его вдова. Необходимо сказать, что сам художник не датировал свои работы, некоторые он переделывал спустя годы, некоторые создавал в течение десятилетий, бросая, и снова к ним возвращаясь, многие полотна имели одинаковые названия. Конечно, все это очень затрудняло работу. Комиссия, составляя опись и датируя картины, старалась найти не мене трех свидетелей, которые могли бы подтвердить письменно время создания каждой из работ и ее название. И сегодня эта тяжелая работа еще продолжается: изучаются архивы, исправляются допущенные ранее весьма существенные ошибки.

1-й ведущий

К сожалению, нам не дано узнать, как же выглядели картины Куинджи сразу после их создания, потому что со временем они потемнели и утратили свой мерцающий блеск, который так удивлял и восхищал ценителей. Неужели не было чуда, а только необычный фокус давал такой эффект?!

На протяжении всей жизни одновременно с поисками волшебных образов природы Куинджи занимался и исследованием пигментов, поиском грунтовой основы, проверкой красок на стойкость. Эти эксперименты были необходимы, ибо необыкновенный образ требовал и необыкновенного цветового решения, обычными средствами недостижимого. В качестве грунтовой основы мастер пользовался асфальтом, что и привело со временем к потемнению красок. Еще Крамской заметил потемнение куинджиевской живописи и призвал художников оставить письменные впечатления-свидетельства от увиденных полотен. Впоследствии М. Нестеров писал о картине «Украинская ночь»: «И что это было за волшебное зрелище и как мало от этой дивной картины осталось сейчас! Краски изменились чудовищно».

2-й ведущий

На протяжении всего творчества Куинджи колебался романтическим и реалистическим видением действительности. Но они словно сомкнулись в его прощальном полотне под названием «Ночное», в котором воплотились и элегические воспоминания детства, и пристрастие к созерцанию неба.

(Демонстрируется репродукция)

Куинджи преодолел традиции и выработал свою систему творчества, далеко еще не исчерпанную последователями, не только его учениками и  современниками, но и сегодняшней генерацией живописцев.

Архип Иванович Куинджи был философом и гуманистом, бунтарем и радетелем художников, любимцем студентов и наивным человеком. За 10 лет ему удалось заслужить восхищение почитателей и всего за 2 года — уважение учеников, которые до конца своих дней хранили память о своем учителе.

...Природа знать на знает о былом,
Ей чужды наши призрачные годы,
И перед ней мы смутно сознаем
Себя самих лишь грезою природы...
Ф. Тютчев

А сейчас я предлагаю вам поближе познакомиться с репродукциями картин художника и поделиться своим мнением.


Использованная литература:

Андрианова И. А. Великие живописцы / И. А. Андрианова. — Москва : АСТ; Астрель, 2004. — С. 125 — 133. — ( Великие и знаменитые ).

Боткина А. П. Павел Михайлович Третьяков / А. П. Боткина. — Москва : Искусство, 1986. — С. 13.

Времена года: родная природа в поэзии. — Москва : Молодая гвардия, 1977.

Езерская Н. А. Передвижники и национальные художественные школы народов России / Н. А. Езерская. — Москва : Изобразительное искусство, 1987. — С. 34 — 36.

Знаменитые русские художники. — Санкт-Петербург : Азбука, 2000. — С. 129 — 132.

Ионина Н. А. Сто великих картин / Н. А. Ионина. — Москва : Вече, 2000. — С. 331 — 334.

Манин В. С. Архип Иванович Куинджи : альбом / В. С. Манин. — Санкт-Петербург : Художник России ; Золотой век, 1997. — 160 с. — ( Русские живописцы XIX века ).

Мастера пейзажа / авт.-сост. Г. В. Дятлева. — Москва : Вече, 2002. — С. 207 — 216. — ( Magistri artium ).

Рерих Н. Зажигайте сердца / Н. Рерих. — Москва : Молодая гвардия, 1990. — С. 89 — 92.

Сарабьянов Д. В. История русского искусства II половины XIX века / Д. В. Сарабьянов. — Москва : Изд-во МГУ, 1989. — С. 172 — 177.

Сафонова Н. Д. Руфин Гаврилович Судковский / Н. Д. Сафонова. — Николаев : Возможности Киммерии, 2005. — С. 44 — 48.

Сто великих украинцев. — Москва : Вече ; Киев : Орфей, 2002. — С. 316 —323.


Рекомендуемая дополнительно литература:

Корисне дозвілля : вип. 3 // Позакласний час. – 2013. – № 13. – С. 81 — 94.

Ладыгина К. Разгадка тайны Куинджи / К. Ладыгина // Юный художник. – 2013. – № 1. – С. 14 — 15.

Мастера музыки, искусства и архитектуры / сост. Н. Б. Сергеева. – Москва : Вече, 2006. – 400 с. : ил. – ( Великие россияне ).

Мировое искусство. Русская живопись : иллюстрированная энциклопедия от иконописи до авангарда / сост. И. Г. Мосин. – Санкт-Петербург : СЗКЭО «Кристалл», 2007. – 192 с. : ил.

Никифорчак М. Певец украинской ночи / М. Никифорчак // Южная правда. – 2016. – № 17. – С. 3.

Николаевский гос. худож. музей им. Верещагина : каталог / Минист. кул-ры и иск. Украины ; Управ. кул-ры Николаевской Облгосадминистрации. – Николаев, 1997. – Вып. 1.

Петлицька В. Україна очима Куїнджі / В. Петлицька // Паросток. – 2015. – № 4. – С. 54 — 57.

Родом з України // Шкільний світ. – 2010. – № 4. – С. 18 — 20. – Образотворче мистецтво.

100 найвідоміших українців / під заг. ред. Ю. Павленка. – вид. 3-є, виправ. й доп. – Київ : ТОВ «Автограф» : ТОВ КД «Орфей», 2005. – 640 с. – ( 100 найвідоміших ).

Сто памятных дат. 1991 : художественный календарь : ежегодное иллюстрированное издание / авт.-сост. Н. А. Борисовская. – Москва : Советский художник, 1990. – 360 с. : ил.

Интересная статья? Поделись ею с другими:


RSS-підписка

Підписка на публікації

Введіть ваш email:

Delivered by FeedBurner


Прозорро - публічні закупівлі

Я МАЮ ПРАВО!

Единая страна!
.